Архив рубрики: Украина

Настоящее ради будущего

Судьба нашей страны зависит не только от выхода из кризиса. Кризис потому и выбрал Украину своим чемпионом, что она для этого идеально подходила. Причем, — по множеству параметров. Поэтому, — независимо от кризиса, — важно осознать, в чем причина чрезмерной уязвимости страны, т.е. ее необоримой склонности к экономической, духовной и нравственной деградации. Андерсу Ослунду, симпатизирующему Украине, принадлежит потрясающая оценка у нас происходящего: «Украина, — писал он еще в конце 90-х, — это уникальный, не знающий аналогов случай ускоренного транзита успешной страны в средневековье».

Известно, что еще задолго до кризиса страна с гиканьем изничтожила (за редким исключением) свое высокотехнологичное пространство. В этом смысле стоит вспомнить лозунг начала 90-х: «Из ракет будем делать кастрюли»! Затем, — имея почти рекордные в Европе темпы роста, — Украина, скатилась (из-за неравного обмена и выкачки ликвидности) на предпоследнее на Европейском пространстве место (позади лишь Молдова), поочередно пропуская вперед себя ранее отстававшие от нее Словакию, Польшу и даже Албанию и Румынию.

Причин подобного провала много, и они поддаются ранжированию во времени. Первопричиной же произошедшего можно обозначить то обстоятельство, что в Украине, в отличие от Польши, Венгрии, Чехословакии и других стран ЦВЕ, — не было элитной, а, соответственно, и лидерской селекции. Речь идет не только, и даже не столько о разгуле коррупции, и восхождении «вверх» братков. Главное в том, что независимость пришла к нам без встряски; она была как бы преподнесена «на блюдечке». А между тем весь мировой опыт свидетельствует о первостепенной значимости для рождающейся страны брожений и борений, предшествующих ее рождению.

Ведь если суровые условия рождают достойных государственных мужей, а иногда — и титанов, то мирная, да к тому же, «подкормленная» толпа выталкивает вверх калечащих страну циничных демагогов.

Отметим и то типичное, что лидеры, прошедшие суровые испытания, ведут народ через трудности к благополучному будущему. Пример, — хотя бы реформатор Турции Кемаль Ататюрк, которому принадлежат слова: «Я силой тащу народ в лучшее будущее вопреки сопротивлению этого народа».

Те же, кто выходит в лидеры через заигрывание с толпой, обычно лишают народ такого будущего. Вкусив однажды легкую победу, доставшуюся им в ходе ублажения толпы, — они и на властном пьедестале остаются демагогами, поскольку именно это искусство принесло им победу. А потакание толпе, — это заведомый крест на перспективах. Толпа ведь все хочет получить « все сразу и сейчас»; она не склонна ужимать свой аппетит из-за вложений в будущее. А между тем еще Конфуций говорил: «Тот государь, который живет лишь настоящим, — уничтожает будущее». Чтоб строить будущее, надо толпу превратить в народ. Но для этого правитель должен обладать величием духа, а не изощренностью нюха.

Пахомов Ю.Н.

Нелюбовь к Фирташу

Бесподобный, вездесущий и всемогущий Савик почти уже убедил всех нас, что политика в Украине – это исключительно комикс личных взаимоотношений каких-то вечных телегероев — «юль», «вить» — которые сражаются друг с другом, эпизодически привлекая себе в помощь других персонажей второго плана: «шлапаков», «соболевых» и «владимиров владимировичей».

На одной из последних «Свобод», он вообще сделал очередной гениальный ход, органично вмонтировав в свою телевизионную политтусовку бессловесных мимов.

Клоун у пульта там уже есть. С появлением же на «Свободе» мима, украинский политический театр абсурда приобрел окончательную завершенность, превратившись в законченный бурлеск из непрерывного ора, лжи, глумилова, а теперь еще и двусмысленных жестов.

(Правда, возможно последний расширенный формат «затачивался» специально под блестящего Яценюка, который одинаково виртуозно владеет всеми «мовами» и всеми жестами, языком и руками, точнее пальцами).

Короче, все мы — украинские рядовые телезрители – уже почти уверовали, что политика в Украине – суть межличностные отношения трех-четырех раскрученных героев, которых мы постоянно видим в телевизоре.

Но в те редкие минуты просветления, когда удается избавиться от телевизионного наркоза, иногда вспоминаешь политологические азы: что в идеале политика, на самом деле, не столько видимые взаимоотношения личностей с их страстями и страстишками, сколько подспудные взаимоотношения больших социальных групп, страт, слоев со своими коренными интересами и актуальными нуждами.

И вот в эти краткие моменты истины картина выглядит немножко другой.

На самом деле, за фасадом забавных телевизионных шоу, за кулисами опереточного политического театра с его узнаваемыми героями и злодеями, идет отнюдь не театральная и не шуточная борьба основных групп или кланов, претендующих на власть и собственность в Украине.

Эта борьба разворачивается отнюдь не на сцене, не под софитами. Она тлеет и полыхает в патриархально-помпезных кабинетах президентского секретариата, в бездонных убежищах Кабмина, в безмерных подвалах резиденции на Туровской, в кокетливом пентхаусе особняка на Липской, в задних комнатах «кинематографических» и «эгоистических» киевских ресторанов, ну и, конечно, в бесчисленных дворцах, прогибающих Конче-Заспскую дамбу.

Нет, Украина еще не доросла до стадии, когда политика стала уже оптимизацией отношений больших социальных слоев, но она уже не сводится только к истерическим отношениям отдельных личностей. Пока же она застыла на промежуточной стадии, и представляет собой многогранные и противоречивые отношения (не на жизнь, а на смерть) групп, которые называют себя «украинскими элитами».

Не беда, когда элиты правят страной. Это только в демократических сказках народы являются правителями своих стран, земель и судеб. На самом деле, любая власть в любой стране — это конгломерат элит, тем или иным путем получивших право на управление.

Беда в другом.

Во-первых, когда комплект элит недостаточен для эффективного управления государством.

Во-вторых, когда качество правящих элит чрезвычайно низкое. А мы сегодня в нашей стране имеем и то, и другое.

Оптимальным, например, для страны является одновременное нахождение во власти и бизнесовой, и бюрократической, и военной, и религиозной, и интеллектуальной элит. Такой поистине джентльменский набор можно наблюдать при власти в большинстве успешных стран.

У нас же, в силу разных причин, последние три элиты так и не состоялись в политическом контексте. Поэтому выбор идет только между первыми двумя «элитами».

Для упрощения и справедливости назовем эти — бизнесовую и бюрократическую — элиты, условно, «деловые» и «паркетные».

Именно они сегодня покрывают почти все политическое поле и в этом плане можно говорить, что у нас сложилась фактически двухэлитная, двухклановая или двухпартийная, система. Правда, с возможностью и вероятностью перетекания в авторитарно-однопартийную. Поскольку составить органичный правящий дуумвират, бинарный комплект — они не в состоянии.

Почему?

Во-первых, потому что не хватает трех следующих названых элит, которые выступают своего рода и скрепами, и демпферами между названными основными группами.

Во-вторых, потому что кризис.

А кризис — это, кроме всего прочего, сильнейший сепаратор. И хотя многие, во главе с романтичной премьеркой, думают, что в тяжелые кризисные времена элиты должны инстинктивно объединяться, на самом деле сложность ситуации и угроза все новых вызовов дифференциирует и конфронтирует элиты.

Центрифуга кризиса разносит и сепарирует, казалось бы, однородное месиво правящей политико-экономической верхушки по интересам, целям, потенциалу, способностям и социальному генотипу.

Кризис, к тому же, по первому исконному своему значению, — это суд.

И, в первую очередь, суд победившего правящего клана над побежденным, который, в конечном счете, и назначается ответственным и виновным за все беды общества и страдания народа. Поэтому объединение главных элит в кризисный период не более вероятно, чем братание судей и обвиняемых прямо в зале суда.

Соответственно, кризисной моделью власти может быть не комплект элит, а только их ротация: когда одни полностью выбивают из власти других. Поэтому главные сегодня вопросы: кто же победит – «деловые» или «паркетные»? кто будет назначен главным обвиняемым и виновным? и каковы будут последствия этой победы?

А вот теперь немножко поговорим о качестве «деловых» и «паркетных». Поскольку от этого качества и зависит уровень качества нашей жизни, глубина вхождения в кризис, длительность пребывания в нем, скорость и способ «выныривания».

«Деловые» — это те, кто пришел в политику из всех наших бренных сегментов бизнеса, кто начинал еще в советские времена «цеховиками» и «барыгами», проходил школу партхозактива, не чурался потом «бригадного» опыта, подбирал на рождавшемся украинском рынке все, что плохо лежит и что шевелится.

И которые, в конце концов, уверовали во всемогущую силу денег, создав для себя главную формулу успеха: деньги-власть-деньги. Да, некоторые «деловые» бывали и губернаторами, и министрами, и даже премьером. Но власть, в отличие от денег, всегда для них была инструментом, а не самоцелью.

«Паркетные» — это те, кто еще в свои младые комсомольские годы понял сакральную суть властных коридоров и кабинетов, кто многократно начинал собственный бизнес на рынке и тут же терял его, утратив связь с этими коридорами и кабинетами.

И которые, в конце концов, уверовали во всемогущую силу власти, создав для себя главную формулу успеха: власть-деньги-власть. Да, некоторые «паркетные»бывали и владельцами фирм, и банков, и даже газовой системы. Но, как правило, бизнеса свои быстро теряли, если рвали свою «пуповину» с властью, которые для них всегда самоцель.

Честно говоря, я не знаю, кто из них лучше или хуже, да и не мне судить. У них есть свои партии – Регионы и БЮТ, у них есть свои лидеры – Тимошенко и Янукович, у них есть свой электорат — который, в конечном счете, и будет решать это.

Но я знаю, какие задачи в кризисный период стоят перед любой из групп, которая возьмет на себя всю полноту власти в стране. (А каждая из них, повторяю, стремится к собственной полной и единоличной власти).Если очень коротко и схематично, то задачи эти выглядят примерно так.

На мегауровне

А) защита всех видов собственности – от государственной до частной, от корпоративной до личной. Сегодня Украина занимает 58-е место из 70 стран по этому показателю и стремительно скатывается дальше вниз. Соответственно, ни о каком серьезном инвестировании в нашу страну пока не может идти и речи.

Б) создание механизмов соблюдения всех видов договоренностей между юридическими и физическими лицами. Сегодня мы считаемся самой необязательной страной среди более-менее развитых по выполнению всех договорных обязательств. Именно у нас родилась фраза: «обещания выполняют только слабые, а долги отдают только трусы». Доверие – это главный ресурс объединения любого государства. Если люди не верят друг другу, не верят никаким государственным и корпоративным институтам, в силу постоянного нарушения обязательств, — ни о каком прогрессе речи не может идти.

В) создание эффективной и независимой судебной системы. Такая система, безусловно, необходима и в обычные, «мирные» времена, но в кризисные, «военные» времена — она вдвойне и втройне актуальна. Поскольку сам кризис и есть суд, то в его период возникают особые соблазны подмены права политической и административной целесообразностью.

На макроуровне

А) нахождение сегмента экономики с неуничтожаемой и самовоспроизводящейся питательно-корневой системой. Правящая элита должна четко и точно определить, где у нас эта точка бессмертия и роста будущей экономики: рудпром? транзиты? фермерство? В кризисный период нельзя поддерживать абсолютно все на плаву, а надо найти и помочь тем сегментам, которые наиболее выживаемы, перспективны и способны к саморазвитию.

Б) реструктурирование банковской системы, то есть немедленное закрытие неэффективных, слияние слабых и создание новоконцептуальных банков. И к чертовой матери любую политику и личные симпатии из банковской сферы!

В) создание системы непрерывной коррекции стратегии. А начинать это надо с умения правительства признавать свои ошибки. Все правительства мира сегодня говорят своим народам примерно следующее: «Мы были неправы, но дайте нам возможность задействовать другие стратегии». И только наше правительство, единственное во всем мире, постоянно твердит и талдычит, что оно всегда во всем право.

На микроуровне

А) любая возможная помощь (финансовая, административная, законодательная, моральная и т.д.) мелкому и среднему бизнесу. В кризис в силу своей мобильности и «мелкости», именно он затыкает все бесчисленные прорехи в экономике.

Б) немедленное снижение налогов и даже их отмена в определенных сегментах и в определенное время (особенно, когда достигнем «дна»). В частности тот, кто связан с обучением и лечением, должен быть немедленно освобожден от любых налогов.

Поскольку здоровье и образованность будут нашим главным ресурсом восстановления после кризиса.

В) беспроцентное государственное кредитование сельского населения, участвующего в любых видах производства. Ведь сегодня мир уже утратил 50 % сельхозресурсов от года прошлого, и следующий, скорее всего, будет годом глобального голода…

Короче, если 2008 год был годом кризисного влияния рынка на экономику, то 2009 год теоретически может стать годом антикризисного влияния экономики на рынок. Но, опять-таки, все зависит от качества правящей элиты.

Теперь зададим вопрос: способна ли действующая исполнительная власть, родное наше правительство, отвечающее полностью за экономику, составляющая его «паркетная» элита, реализовать эти задачи? Думаю, нет.

Мы уже знаем, как они «защищают» чужую собственность, как выполняют свои обещания, как политически-избирательно относятся к банкам, как «помогают» малому и среднему бизнесу, аграриям и т.д. и т.п.

И дело, наверное, не в том, что они тотально плохие люди. Дело в том, что «паркетчики» не умеют «слышать землю» — они не чувствуют сигналов рынка, без чего никакая эффективная экономика, в принципе, невозможна. И более того, большинство из них, как несостоявшиеся и бездарные бизнесмены, инстинктивно ненавидят рынок. Ненавидят, как минимум, по трем причинам.

Во-первых, потому что настоящий рынок всему дает свою реальную цену, в том числе и чиновнику — начиная от начальника ЖЕКа, кончая мэром и премьером. А это для «паркетных» самое страшное.

Во-вторых, потому что настоящий рынок никогда не обслуживает никакую вертикаль, даже «вертикаль власти». Он обслуживает только горизонтали. А это для «паркетных» самое унизительное.

В-третьих, они никогда не смирятся с тем, что «рука рынка» всегда сильнее «руки правительства», и даже всемогущего кулачка премьерки. А это для «паркетных» сплошная мистика.

Короче, у «паркетчиков» нет никаких шансов поднять экономику и, тем более, справиться с последствиями кризиса. И это не было бы большим горем, если бы подобные шансы были у «деловых».

Честно говоря, у меня были некоторые надежды и иллюзии, связанные с их способностями и возможностями. Но убил эти надежды один из неформальных лидеров «деловых» — господин Фирташ.

Еще какой-то месяц назад я думал, что «Фирташ» — это, либо какой-то экзотический виртуальный персонаж из украинской политической мифологии – своего рода Полуботко только не с золотом, а с газом; либо какое-то громадное предприятие, типа «Южмаш», «Азовмаш».

Подобная аберрация моего сознания была связана, видимо, с тем, что как-то не верилось, что один реальный человек может быть настолько мобильным и злокозненным: одновременно качать газ в Европе и Азии, срывать переговоры двух правительств в Москве, руководить банками и телеканалами в Киеве, управлять заводами в Крыму, участвовать в международных баскетбольных турнирах, да еще попутно скупать голоса коммунистов в Верховной Раде.

Но нет, оказалось, таки да – это вполне реальный, к тому же дородный человек, по крайней мере, если судить по картинке в телевизоре. Так получилось, что именно он стал главной разменной фигурой в кризисно обострившейся войне «деловых» и «паркетных».

Когда-то окружение президента Кучмы, уничтожая газовую бизнесменшу Тимошенко, придумало технологию, которую назвали «шашлык по-киевски».

Из изящной Юлии Владимировны тогда пытались сделать своего рода «шампур», на который хотели нанизать и главного возможного оппонента Кучмы на президентских выборах – Павла Ивановича, — и ряд бизнесменов, участвующих в спонсорстве последнего.

Тогда это не вполне получилось. Забавно, но сегодня уже сама Юлия Владимировна, при подсказке того же самого окружения, делает такой «шампур» из газового бизнесмена Фирташа: где уже уготованы места и главному ее оппоненту на президентских выборах Федоровичу, и его главным спонсорам. Даже еще место остается для миниатюрного (с-пальчик) Яценюка. И самое смешное, что это у нее, в отличие от Кучмы, получается! Воистину неисповедимы пути Господни.

Один из моих зарубежных друзей-политологов, прекрасно знающий нашу ментальность, сказал как-то мне интересную фразу: «Главная ваша проблема постсоветских людей, что вы всех, кто богаче вас, не любите за то, что они воры и коррупционеры; а всех, кто беднее, вас не любите за то, что они «лохи» и неудачники».

По идее, я должен был бы не любить господина Фирташа за первое, но, самое странное, что я не люблю его за второе. Наверное, потому что в своей борьбе бизнесмена и власти он повел себя именно как «лох» девяностых.

Он не начал сопротивление властной премьерки, как бизнесмен – как настоящий «деловой», а попытался просто спрятаться «под крышу» другой власти – президентской. Я бы простил ему воровство и коррупцию, как прощаю это многие годы всем тем, кто управляет государством. Но не могу, ну, никак не могу простить «лоховатость». Неужто он не понимает, что его схватка с премьершей давно перестала быть частным делом?

Неужто он не понимает, что его проигрыш, который вот-вот состоится, будет означать следующий вердикт для всего общества:

1) бизнесмен, каким бы он «большим» не был, всегда проиграет чиновнику;

2) чем человек в нашей стране богаче, тем он всегда ближе к позору, глумлению и разорению;

3) что власть у нас всегда сильнее денег и способна унизить и разорить любого, независимо от его состояния?

Неужто он не понимает, что своим проигрышем он уничтожил «светлую капиталистическую мечту» провинциальных пареньков о том, что состоятельным, и даже богатым, человеком в нашей стране может стать бывший водитель из глуши, а не только бывший комсомольский секретарь из Киева или Днепра?

Неужто он не понимает, что, дав своим оппонентам права глумиться над словом «собственник», «владелец» (не важно чего – фирмы, банка, телеканала), он открыл ворота для глумления любой властью над владельцами булочных, цирюлен и часовых мастерских?

В некоторых американских барах, в напоминание штатным болаболам, которые много болтают и поучают собутыльников, но мало заказывают, висят плакаты: «Если ты такой умный, то где же твои денежки?»

А я бы в офисах наших младоолигархов вывешивал вопрос: «Если у тебя столько денежек, то где же твои мозги?» А еще я задал бы господину Фирташу такие вопросы: почему в споре с властью его голос дрожит даже там, где мог бы звенеть металлом?

Почему он оправдывается перед премьеркой даже там, где мог бы обвинять?

Где его адвокаты с мировыми именами, которые вскроют ложь оппонентов?

Где его международные судьи, которые защитят его имя собственника?

Где, в конце концов, все эти «клинтоны», «шредеры» и «квасневские» на его стороне? Ах, не знаете – спросите у Виктора Пинчука… Но нет ответов на эти вопросы.

Нет, видимо, такие «деловые» не выведут страну из кризиса, даже если каким-то чудом возьмут власть. А скорее всего, они пойдут в подручные к «паркетным» на вторые-третьи роли. Как это, кстати, сделала уже целая волна предыдущего бизнеса.

И тогда у господина Фирташа будет выбор.

Можно будет обменять свой бизнес на должность, получив теплое место на таможне, налоговой или СБУ, как это сделали господа чиновники Буряк и Хорошковский.

А можно и сохранить свой бизнес, нося папку за премьершей, как это ловко и грациозно делает бизнесмен господин Гайдук.

Или просто стать тихим и незаметным, как бывший лихой магнат Суркис на сегодняшних кабминах.

Скорее всего, капитулировав перед нынешней властью, затем, вместе с ней, уйдет и нынешний бизнес.

И тогда, может, появится новая элита: настоящие бизнесмены, которые не будут бояться чиновников, премьеров и президентов, а будут стремиться только законов; классные чиновники, которые не будут считать себя центром мироздания и носителями абсолютных истин.

Потом, глядишь, появится военная элита, как носители не погон, а концентрированной чести и достоинства; элита духовенства, ориентированная на духовные запросы прихожанина, а не на выполнение указаний своих «центров»; ну и, наконец, интеллектуалы, с миссией осмысления проблем всего общества, а не пропаганды преимуществ отдельных партий…

Время сейчас потечет очень быстро и нам предстоит увидеть такое, о чем мы даже не догадывались.

Дмитрий Выдрин

Правое и левое — понятия локальные, актуальные лишь там, где есть демократический парламентаризм. Из политической жизни эти понятия могут проецироваться на любые сферы как метафоры и модели, но если политическая жизнь, их порождающая, отсутствует, сила этих понятий резко ослабевает. Поэтому, правое», «левое» очень размытые термины, ведь свободных выборов нет, ответственности перед избирателями нет, соответственно, нет и серьёзного наполнения у политических программ.
Правое и левое как метафоры — понятия фрактальные. В каждой отдельной области социальной и личной жизни можно определить правое и левое. Если эту область разделить на две категории, то внутри каждой из двух категорий будет своё правое и левое. Если определить сторонников местного самоуправления как левых, то внутри этих левых неизбежны разногласия, которые создают оппозицию, вновь определимую как противостояние правых и левых. Например, «правые» сторонники местного самоуправления будут против участия в этом самоуправлении временно проживающих в данном месте, а «левые» — за.
Это означает, что вопрос о том, является тот или иной человек «правым» или «левым» имеет смысл лишь внутри строго определённого кластера. Позиции любого человека можно анализировать, дробя по кластерам до бесконечности, и внутри каждого подвида нужно заново определять, правая это позиция или левая. Теоретически вероятно, что существует человек, который по любому вопросу будет левым или правым, на практике вероятность такой последовательности ничтожна. Любой политик по каким-то вопросам («кластерам») будет то правым, то левым. Это не означает, что сама классификация бессмысленна, это означает, что применять классификацию следует аккуратно, не превращая её во вселенскую смазь. Тут и отличие между бездумным повторением стереотипов и грамотным описанием реальности. То же, конечно, относится mutatis mutandis и к делению на «восточное — западное», «коллективистское — персоналистское», «консервативное — либеральное».

средство общения

На фоне экономических проблем, решением которых озабочена вся Украина, наше общество время от времени будоражат волны языковых проблем, хотя, казалось бы, не до них сейчас. Но, очевидно, язык в Украине сегодня — это что-то более важное, чем просто средство общения; дело касается более глубоких пластов коллективной психологии.

В начале было Слово. Так. Аминь. Язык — лицо разума. Если, ничего не зная об истории народа, провести сравнительный анализ его языка, то можно очень многое сказать и о прошлом-будущем, и о национальном характере, и о миссии этого народа во всемирном потоке. Как, по каким законам живет Язык — тайна; как, почему он принимает в свою живую плоть чужие слова и отвергает другие — тайна: нам виден только результат. Мощнейшее из орудий Духа (незримый рычаг истории) — Язык. (Без сомнения, живое Существо — т.е. со свободой воли.) Избитая рифма «любовь-кровь» — вот лицо нашей истории, неизгладимая черта русского лика. Это самый наглядный и поверхностный пример. Нужно провести вдумчивую и многотрудную исследовательскую работу, чтобы увидеть связь морфологии языка и «морфологии» национальной судьбы (и я уверен, что такие работы будут написаны): через структуру языка, через сравнительный анализ языков проследить пути племен (язЫков!), их Смысл, их Софию.

Историческая Судьба, Язык — категории сверхразумные: что первично, что вторично?- причинно-следственные отношения между ними неприменимы, но они влияют друг на друга (мы не знаем как и, наверное, никогда не узнаем механизма этого влияния); существует Связь: связь взаимной Любви и Власти.

admin средство общения На фоне экономических проблем, решением которых озабочена вся Украина, наше общество время от времени будоражат волны языковых проблем, хотя, казалось бы, не до них сейчас.

юр проблема искусственная

ибо

языковой барьер бог создал для того чтобы учились понимать друг друга и в его предмете

так что

то будоражат вас те кто подобен тем кто верит в собственную веру без знанья бога в сути дела

вот так

и здесь для дела есть без сути многие вот и находят стрелки в том беда

глава Но, очевидно, язык в Украине сегодня — это что-то более важное, чем просто средство общения; дело касается более глубоких пластов коллективной психологии.

юр язык

это средство восприятия и передачи информации

как

на примере компа по программе и работы а по неизвестной глюки и надобность в наличии или же в переводе

глава В начале было Слово. Так. Аминь.  Язык — лицо разума.

юр вначале так

информация лицо разума

а

язык лицо древа созерцания

то бишь

его вид

так вот

языки бывают как ведомственные так и национальные

вот так

ведомственные во всех национальных имеют ту же суть

а

национальные свою особенность

admin Если, ничего не зная об истории народа, провести сравнительный анализ его языка, то можно очень многое сказать и о прошлом-будущем, и о национальном характере, и о миссии этого народа во всемирном потоке.

юр согласен

национальную особенность язык приобретает в ходе развития той иной нации

но

многое о народе скажет его религия

ибо

слова конечно скажут но многим ли

как

на примере фотокарточек одни по ним увидят многое другие же лишь фото

глава Как, по каким законам живет Язык — тайна;

юр да ну

бог разум то есть источник информации

и

бог творец то есть имеем честь быть сотворёнными как вам известные приёмники

вот так

программы в нас запасы в нас то есть чем больше в нас понятий тем больше понимания

а как

понятия в нас входят процессом осознания того иного интереса то есть по интересам скажем интересы

вот так

слова послужат фотокарточкой

глава как, почему он принимает в свою живую плоть чужие слова и отвергает другие — тайна:

юр да ну

есть воля есть интерес есть ум вот три в произведение четвёртого

есть воля нет интереса есть ум иль нет его вот три в котором ноль произведения

нет воли итэдэ по законам математики

глава нам виден только результат. Мощнейшее из орудий Духа (незримый рычаг истории) — Язык. (Без сомнения, живое Существо — т.е. со свободой воли.)

юр вот вот

язык есть результат мощнейшего орудия труда иже мышления

а

видят только следствия

и

не доходят руки до причины

глава Избитая рифма “любовь-кровь” — вот лицо нашей истории, неизгладимая черта русского лика. Это самый наглядный и поверхностный пример.

юр согласен

как по задорнову во что скатилась русская земля нам скажет рифма поп культуры

глава Нужно провести вдумчивую и многотрудную исследовательскую работу, чтобы увидеть связь морфологии языка и “морфологии” национальной судьбы (и я уверен, что такие работы будут написаны): через структуру языка, через сравнительный анализ языков проследить пути племен (язЫков!), их Смысл, их Софию.

юр знаешь

вначале б с богом разобраться с нашими в нём неполадками

а после

в паре с ним и в остальном

иначе

остальное нам всем не поможет

ибо

уж больно смысл в софии потеряли что наступает время либо возвратить всё на исходные позиции как уже было от него не раз либо переосмыслить в жизни главное

admin Историческая Судьба, Язык — категории сверхразумные: что первично, что вторично?- причинно-следственные отношения между ними неприменимы, но они влияют друг на друга (мы не знаем как и, наверное, никогда не узнаем механизма этого влияния); существует Связь: связь взаимной Любви и Власти.

юр о первичном и вторичном

что комп подскажет в этом деле вначале следует железо затем в него извне вовнутрь а после ждите от меня работы

так вот

во всех вопросах слушай бога и будет связь взаимной власти и любви

пээс

вот эту тему подать бы в культуре пусть учатся искусству управлять своими интересами

а

для политиков оставим ту что разместил я в новостях

5.1.Х:1,-645-, 4(средство общения